Мысленное письмо другу

Сегодняшнее мое утро началось с трагических воспоминаний Абы Гордина. Это был замечательнейший человек, кристаллизировавший в себе целую эпоху; читая его записки, я представил, как в метафизической пивной сидят за кружками тёмного пива Кохелет, Теодор Герцль, и Аба Гордин, и спорят о том, каким должен быть грядущий (то есть наш с вами) мир. И вот, когда начинает говорит Гордин, Кохелет смотрит на него с восхищением, а Герцль — с недоумевающей завистью, потому, что работники прессы, в отличие от царей, никогда не ставили себе задачи полноценно осмыслить идеи мудрецов, им было куда важнее транслировать, нежели думать. Создание подходящего формата — вот, что главное в мире масс-медиа, а уж то, каким будет его содержание — это совершенно другой вопрос, и Аба Гордин имеет в таком споре значительное преимущество.

Воспоминания Абы Гордина плавно перетекли в лучезарные кусочки света сострадания из мира рава Кука – не уверен, что рав Кук слышал это о себе, но и он, в определенной степени, был анархистом, впрочем, как и любой человек, признающий существование Всевышнего – ведь практически все религиозные люди являются анархистами либо отчасти, либо полностью. Сияния бликов мыслей Рава, неисповедимыми путями, привели меня прямо к Староновой синагоге в Йозефове, в Праге, к коленям другого мудреца Маараля – туда, где крыша вселенной запечатана семью сургучными печатями, которые будут отверсты в день Страшного Суда, когда «многие из спящих пробудятся». Тогда ужасный Голем, как некогда прежнее человечество, вновь выйдет из-под контроля, и начнет уничтожать всё живое, уже окончательно заменив имена жизни смертью.

Помнится, в момент встречи, Прага вызвала у меня глубокое неприятие. Мы прибыли туда рано утром, когда солнце только-только начало окрашивать в цвет стены разновысоких домов, и первые туристы лишь робко высновывали из-за углов, своими яблочными телефонами делая одни и те же вороватые фотографии. У меня тогда ещё не было Марка, зато было много энтузиазма, и была любознательная молодая жена, которая впервые оказалась в Чешской Республике. Но, вместо всяких известных мостов, мы поспешили в Йозефов. И я помню, как сейчас – передо мной возвышалась Староновая синагога, и даже само её название казалось мне каким-то мистическим, каббалистическим — ведь как иначе возможно быть и старой, и новой одновременно?..

Но вот, моё утро оборвалось. Быть может, в другой день я смог бы и больше рассказать о мыслях и героях, забредших ко мне в гости, но сейчас, раздирая криком «пааапаааа» завесу бытия, в комнату вбежал вездесущий Марк, и жена моя, вошедшая следом, уже просит помочь выкупать это неугомонное создание… И всё, Аба Гордин ушел продолжать беседу с Мааралем без меня, а я остался наедине с моими двумя «шахарит», и собираюсь готовить ванну.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s