Три моря Армении

Уже и не вспомню, когда я впервые услышал это выражение – «Армения от моря до моря». Было это, конечно, в незапамятном детстве, а тайну сию сообщил мне, скорее всего, мой дедушка, у которого я и выспрашивал всё, что знаю об Армении теперь. Тайна об «Армении от моря до моря» с тех пор тихо жила во мне – где-то в глубине души я радовался, что когда-то Армения была «от моря до моря», а раз была, думал я, то значит, она может стать такой и в будущем.

Но проходило время, я рос, и, сколько себя помню, всю жизнь копошился в самых разных географических картах. Я прекрасно помню географические очертания Аратты и Митанни; вижу, как сейчас перед глазами, старинную советскую карту Урарту – позже, уже в карабахскую кампанию, её печатали на пачках сигарет, чтобы солдаты помнили, о чем эта война. Я помню карту Армении времен Ервандидов, Арташесидов и марзпаната, помню карту Багратуни и шах-Арменов, я помню все древние карты Армении, которые только могли попасться на глаза постоянно ищущему их человеку. Карты эти великолепны и впечатляющи. На некоторых из них были отражены исторические даты и места великих событий – такие, как Аштишатский собор, Аварайрское сражение, или же сражение в Сардарапате. Но у всех этих карт было нечто общее, что смущало и немного огорчало меня – ни на одной из них никакой «Армении от моря до моря» не было. Более того, ни на одной из них никакого армянского моря не было вообще!

В древние времена «нашим» северным морем владели разные народы и государства – но не Армения. Например, долго владел анатолийским участком Черного моря Понт – он же Понтийское царство. Позже овладели им империи-наследники, а ещё позже – народы-наследники – такие, как греки или грузины, но армянским Понт не был никогда. Это не значит, что армяне там никогда не жили – жили, и ещё как, но армяне жили и в Бирме, и в Свазиленде, что не делает Баган и Мбабане армянскими городами. Это не значит и того, что Понт никогда не был зависим от Армении – был, и ещё как был, но зависимым от Армении были и Ливан, и Сирия, и Грузия – а ведь всем известно, что эти территории отнюдь не являются Арменией. Даже в Севрском соглашении, где Армении предлагается выход к морю, этот участок территории обозначается в качестве греческой автономии внутри Армении, а не собственно Арменией!

Каспийское море, в отличие от Черного, обозначено «армянским» практически на всех наших древних картах. К нему выходил Пайтакаран – территория, которую сейчас занимают талыши. Арменией эта провинция стала после того, как её отнял у Мидии царь Арташес I, и стала довольно надолго – хоть и с перерывами, но вплоть до середины пятого века нашей эры. Однако, значит ли это, что этнически населенный неармянами Пайтакаран является исконной частью Армении, а Каспийское море – нашим морем? Чтобы ответить на этот вопрос, стоит задуматься – а готовы ли сегодняшние армяне включить в состав своего государства современный Талышистан со всем его тюркско-иранским населением? Уверен, что ответ на этот вопрос будет однозначен – нет, мы к этому не готовы, ведь нам этого совершенно не нужно. Тем более, что «пайтахт Аран» переводится с персидского, как «престол Арана», а Аран нам хоть и родной, но всё-таки сосед, это не Армения.

Со Средиземным морем всё ещё проще – армянским оно не было никогда. Конечно, наши предки контролировали выход к нему ещё во времена Тиграна Великого – хотя и о том, насколько он велик, мнения сильно разнятся. В Средневековье мы вообще устроили себе маленький средиземноморский рай под названием Киликийское Армянское Царство, и насельничали в этом раю пятьсот лет. Пятьсот лет! За такой срок нации рождаются и умирают, оставляя после себя осколки в виде других наций, а большинству современных государств пятисот лет нет, и, возможно, никогда не будет. Ну и что, тем не менее, с того? Некогда, ещё во времена «Мадрасского кружка», в очередной период нашего «междуцарствия», звучали настойчивые предложения устроить новую Армению на территории Индии. Были времена, когда «Малой Арменией» вполне официально называли Крым – к вопросу о его принадлежности – но значит ли это, что Индия и Крым являются Арменией? Малая Армения есть в Калифорнии, а в Ливане есть Бурдж Хаммуд – который, вообще-то, совсем не мал, но, как бы этого кому ни хотелось, настоящей Арменией они не являются.

Таким образом, к удивлению своему, в сознательном уже возрасте я обнаружил, что выхода к морям у Армении нет, и никакой исторической «Армении от моря до моря» никогда не существовало в природе. И прошло немало лет, прежде, чем я понял, что моря у Армении всё-таки есть – и даже целые океаны, но, чтобы их увидеть, нужно жить, раскрыв глаза, и смотреть, чтобы узреть, а не просто тратя зрение впустую…

Всё дело в том, что Армения – это возвышенность, плато. Со всех сторон плато это окружено высокими пограничными горами – я называю их стражами Армении, стражами подступов к ней. Возвышенность наша будто выделена, и отнята от остальной земли – и потому, всё вокруг нее по определению является низменностью. Недаром древние мудрецы Армении называют нашу страну островом – островом в пучине бескрайнего океана. Благодаря такой изоляции наша страна стала в некотором смысле самодостаточной частью человечества, и отразила в себе весь остальной мир. То, чем миру служат моря и океаны, для нас выражено в озерах, между которыми мы исторически и ведем своё существование. Англичане общаются друг с другом через Атлантику – а жители Рштуника переплывают море к жителям страны Бзнуни, и тоже оказываются в Новом Мире, похлеще североамериканского. Путешествие от гор Гугарка до гор Кордуэны – это переход, на осмысление которого у армянина уйдет куда больше времени, чем у бывалого морехода на любое кругосветное путешествие…

У Армении три огромных моря – но они малы, потому, что мир Армении – это уменьшенная модель остального, внешнего мира. Когда мир Армении бывает поколеблен, бедствия сотрясают и весь остальной мир тоже, а когда Армении нет вовсе – то не становится в мире того островка возвышенности, к которому человечество могло бы прибегнуть ради собственного спасения в час бедствий и испытаний. Чтобы реализовать логику «острова в море человечества», Армения от начала своего была обязана не иметь выхода к обычным морям, потому, что любое море тут же превратило бы её в тривиальную левантийскую торговую временную страну, каких много – но Армения не такова. Наша страна выражена не в рациональной логике, а в иррациональной, ведь разве где-нибудь ещё возможно, чтобы самый известный плавательный агрегат в истории человечества располагался на вершине самой высокой горы, да ещё в стране, где нет никакого моря?..

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s