Смысл поста в армянской традиции

Для русскоязычного человека, не особенно погруженного в мир религии, все основные христианские традиции кажутся идеологически близкими, схожими. Сейчас, когда практически везде начался так называемый «Великий Пост», у стороннего наблюдателя может создаться впечатление, что и смысл поста во всех конфессиях один и тот же. Где-то он соблюдается строже, где-то — менее строго, но везде он предназначен для того, чтобы человек боролся со своими страстями, и занимался духовным самоочищением — по крайней мере, большинство моих знакомых считает именно так.

Действительно, формы поста у всех христиан более-менее похожи, ведь, в конце концов, везде происходит отказ от определенных видов пищи — хоть и в формах поста тоже есть нюансы и различия, которые достаточно важны. Однако, идеологическое наполнение поста не может быть более противоположным, нежели разница, которая существует между греко-римской традицией и армянской традицией. А ведь главное в посте совсем не то, какой он технически — что именно употреблять в пищу, каждая традиция решает, исходя из своего мировоззрения; намного важнее то, зачем пост нужен вообще, то есть, какой он идеологически. Именно цель поста — это то важнейшее, что сообщает традиция своему последователю, тот смысл, ради которого предлагается отказываться от определенных видов пищи, и, в конечном итоге, существовать на этой земле.

С этой точки зрения, цели католической и православной традиций поста абсолютно идентичны, хоть они и различаются с точки зрения формы (католический пост подразумевает намного меньше пищевых ограничений). Армянская же традиция в этом вопросе отличается от младших христианских традиций самым решительным образом. Сегодня я бы хотел немного рассказать именно об этой разнице.

Западная традиция (и католицизм, и православие) вполне открыто заявляют, что целью их поста является борьба с грешной человеческой природой. В греко-римском христианском мировоззрении, плоть — это нечто априори плохое, нечистое, нечто, что следует умерщвлять, а проявлений человеческой природы следует бояться, как огня. Прекрасной иллюстрацией именно такой сути греко-римской идеологии является обозначение слова «пост» на грузинском языке — это слово «მარხვა» (мархва). Дословно «мархва» означает  «закапывание», или «похороны». Таким образом, постясь, православный человек немного «хоронит» себя для окружающего мира. Часто во время поста не бреются, не стригут волосы, сохраняют «постное» выражение лица, и вообще, ведут себя «постным» образом. В практической жизни прихожанина нарушение поста рассматривается как тяжкий грех, который нужно исповедовать священнику. Священники строго спрашивают прихожан о содержании их рациона, и если обнаруживается, что человек съел что-то недозволенное, то в этом нужно раскаяться, как если бы это был грех против Всевышнего. Сегодняшние католики разрешают употреблять в пищу практически всё — призывают лишь воздерживаться от тех продуктов и действий, которые человек больше всего любит, чтобы, опять-таки, бороться с проявлениями человеческой плоти.

Далее, к чему ведет такая «мархва» католиков и православных? Разумеется, к Пасхе. Что значит «Пасха»? В переводе с греческого языка Нового Завета, слово «πάσχω» означает «страдаю», а «пасха», соответственно, «страдание». Конечно, существует и другая этимология этого слова, связанная с еврейским корнем «פסח» — но ведь западное христианство отвергло свои еврейские корни, и само празднование христианской Пасхи имеет мало общего с тем, чем является еврейский Песах. Следовательно, истинный смысл западной Пасхи — в «оплакивании» страданий Христа, и только потом в праздновании Его воскресения. Но, несмотря на то, что воскресению из мертвых в западной традиции уделяется важное внимание, всё равно, вся западная христианская эстетика сконцентрирована не вокруг воскресения, а вокруг смерти Иисуса. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на изображения распятия, так широко принятые в богослужебной практике как греков, так и латинян — везде Иисус изображается висящим на кресте, умирающим, и духовность западной традиции концентрируется именно вокруг факта страданий и смерти Иисуса. Согласно такому видению, человечество обязано своим спасением несправедливым жестоким страданиям праведника и его смерти — трагическому мотиву, ориентирующему сознание человека на эпическую трагедию, которой воспринимается смерть вообще, и смерть Иисуса Христа в частности.

А как подходит к этим вопросам армянская традиция?

Во-первых, никаких постных «похорон» в армянской традиции нет и близко — пост по-армянски называется «պահք», то есть «воздержание». Армянская традиция в период поста предписывает воздерживаться от пищи животного происхождения. Почему же она это делает? Дело в том, что, согласно книге Бытия, Адам и Ева вообще не нуждались в животной пище до того, как были изгнаны из рая. Смерти не существовало —  в том числе и смерти животных, всё одушевленное жило и наслаждалось жизнью, и потому в пищу употреблялась только неодушевленная, растительная пища. Каждая неделя армянского поста имеет традиционное название, и первая неделя поста называется «Жизнь в раю». Не употребляя в пищу ничего от животных, армяне вспоминают состояние, когда никакой смерти не было вообще — и потому мы едим так, как если бы ради нашей еды никого не нужно было убивать. Цель и смысл этого воздержания отнюдь не в том, чтобы «умерщвлять плоть», а в том, не забыть исконного предназначения человечества — жить в гармонии с миром и окружающей природой, и в райской гармонии со Всевышним. Постясь, мы себя не «хороним» (не дай Бог!), а наоборот, празднуем жизнь, но жизнь на более высоком, божественном уровне, когда смерти нет в принципе. Поэтому, в армянской традиции в пост принято особенно опрятно выглядеть, красиво украшать столы; каждый наш постный ужин сопровождается семейной молитвой, и вообще, постный стол сродни праздничному. В армянской традиции не принято никому исповедоваться в «нарушении рациона», так как никаких формальных санкций на нарушение поста не существует. Есть лишь призыв отказаться от животной пищи, и употреблять исключительно растительную пищу, чтобы актуализировать в нас осознание рая. Постясь, армяне не исполняют повинность, а наоборот, радуются возможности национального диалога со Всевышним. Пост в армянской традиции — это праздник вечной жизни, а отнюдь не мини-самоубийство. Такое осмысление поста — источник огромной радости для всех, ведь мы храним память о том, к чему стремится всё человечество, и исповедуем надежду на возвращение в наше исконное состояние. Всё это детально описано в наших недельных разделах поста.

Теперь же, что касается заключения периода поста — Пасхи. По-армянски Пасха называется «Զատիկ» («затик»), и, разумеется, это слово не имеет ничего общего со страданием. Есть разные мнения об этимологии этого слова, но лично я придерживаюсь наиболее очевидного мнения, что слово Զատիկ происходит от армянского «զատել», то есть «отделять», и это слово является прямым переводом на армянский еврейского слова «פסח», от которого изначально и происходит слово Песах. Более того, синонимом этого армянского понятия является также и еврейское «קדוש‎‎» («кадош»), «отделенный», «выделенный». В русских переводах это слово также часто обозначают, как «святой» — но это не совсем правильный перевод. Таким образом, «затик» — это «выделенный», «освященный» день — день из будущего, когда человечество вновь водворится в райские обители. Конечно же, согласно армянской традиции, ничего не может отразить символику возрождения человечества лучше, чем воскресение из мертвых Иисуса Христа — ведь это для нас означает преодоление смерти, и восстановление человеческой надежды на единение с Богом. Этот подход органично отражен и в эстетике — в армянской традиции практически невозможно найти изображения крестов с висящим на них Господом, но зато есть понятие «ծաղկեալ խաչ», то есть «расцветший крест». Крест, покрытый лепестками, и повсеместно изображаемый в армянской традиции, символизирует не смерть Иисуса, а дерево жизни, и саму вечную жизнь, которой пропитана вся наша ментальность, и преисполнена эсхатологическая надежда нашего народа.

Таким образом, иногда внешне похожие действия несут в себе прямо противоположный смысл — и разница между армянским и западным отношением к посту является очередным доказательством данного факта. Всем счастливого поста!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s