Восприятие истории в религии

Есть разные взгляды на историю. «Классическая» или, справедливее сказать, греко-римская традиция историографии учит, что история развивается циклически, или «по спирали». Мусульманская, и, частично, христианская модель истории предполагают, что у мира есть начало, и у мира будет конец, и, таким образом, история — это не бесконечная спираль, а отрезок — неважно, прямой или кривой, эти детали не так существенны. Библейская же модель истории, или же, более точно, каббалистическая модель, заключается в том, что история не является последованием событий во времени, а она — процесс беспрерывного творения. Таким образом, ничего из событий «прошлого» никуда не исчезает, а изменяется лишь актуализация реальности. И прошлое, и настоящее, и будущее в мире существуют параллельно.

Эти три взгляда на то, что из себя представляет история, сформировали три основы религиозного мышления и практики разных религиозных систем.

Так как, согласно язычеству, история развивается самостоятельно, вне зависимости от действий человека, то главным для человека является умилостивить те силы, от которых зависит его благо. Довольные боги сделают так, чтобы следующий виток спирали истории стал более благотворным для человека, а недовольные, наоборот, способны сделать этот виток тяжелым и непереносимым. Таким образом, главным ритуальным действием в язычестве является жертвоприношение — именно оно выражает суть языческого восприятия мира.

Исламский мир, а также мир большой части христианства (преимущественно, в западных его формах), линеен. Он имеет начало, продолжение, и конец, и всё в таком мире зависит в большей степени от Бога, нежели от самого человека. Бог и человек создают историю вместе — но человек в этом процессе исполняет роль орудия, а не инициатора действия. Задачей человека является исполнить волю Бога — и тогда, согласно этому взгляду, мир обретет гармонию, а конец этого мира для человека будет наиболее благоприятным. Исходя из этого взгляда на историю, главным ритуальным действием является проповедь — ведь именно от того, как люди поймут волю Бога, и какими будут их последующие действия, зависит будущее всего мира. По сути, этот взгляд — то же самое язычество, но только форма этого язычества подразумевает, что высших богов не много, а он один, и что вместо кровавых жертв этому высшему богу требуется жертва послушания. Никакого онтологического отличия этого «бога» от языческих «богов» нет — да, он  один, и он «добрее», но он существует лишь в этой человеческой истории, он — высшая сила, но это совсем не тот Бог, о котором повествует Библия.

Подлинный монотеизм отвергает, в качестве центрального выражения религиозности, и жертвоприношение, и проповедь. Обе эти формы религиозности, разумеется, присутствуют и в монотеизме — но лишь в качестве периферийных явлений, которые дополняют главный смысл, но никак не в качестве основного явления. Центром монотеистического мировоззрения является откровение Самого Всевышнего, выраженное в соответствующей литургии. Литургия не может иметь смысла ни в первом, ни во втором типе восприятия истории — хотя некоторые традиции и используют её в качестве формы проповеди, превращая литургию в обычный театр. Однако, осознание параллельности всего сущего наполняет литургию подлинным, реальным смыслом. В этом случае, литургия актуализирует явления как прошлого, так и будущего, и выражает этим единство качеств всего творения, сближая, таким образом, человека и Творца. Кроме того, именно такое восприятие истории — как единой реальности — подчеркивает глубинный, действительный монотеизм, видя Творца полновластным господином не только настоящего и будущего, но и прошлого.

Основой подлинной литургии является, разумеется, храмовое богослужение в Иерусалиме — Храм изначально мыслился представительством будущего в настоящем. Армянская традиция переняла эту идею, локализовав её в армянском богослужебном календаре, в контексте текущей истории, и миссии в ней армянского народа. Ключевым аспектом миропонимания для армянского народа является то, что Иисус Христос, придя в мир, принес человечеству возможность обретения вечной перспективы, которую армянский народ воспринял посредством учения апостолов. Храмовая литургия, армянская литургия, и, частично, византийская и арамейские литургические традиции — это примеры того, как понимание целостности всего комплекса истории формирует монотеистическое богослужение.

Таким образом, реальное монотеистическое служение — это не жертвоприношение, с целью умилостивить «богов», и не проповедь, с целью уточнить волю «провидения».  Оба этих подхода, хоть и имеют повсеместное распространение в христианстве, являются криптоязыческими, так как проистекают из восприятия истории, чуждому подлинной религии откровения Всевышнего. Настоящий монотеизм актуализирует качества, не присущие нашему миру, внутри нашего мира; он осмысливает творение намного шире, нежели кратковременное течение человеческой истории, и видит первопричиной, источником, управителем, и смыслом всего  — самого Всевышнего.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s